Проблема отбора содержания экспериментальных уроков

Аустерлицкий разгром был для России и Австрии ужасающим. Официальный Петербург воспринял его тем больнее, что русская армия больше 100 лет, после Нарвской битвы 1700 г., никому не проигрывала генеральных сражений и что при Аустерлице, опять-таки впервые после Петра Великого, возглавлял русскую армию сам царь.

Впрочем, «битва трех императоров» имела значение, далеко выходившее за рамки интересов Франции, России и Австрии. «Она потрясла современников, а затем вошла в летописи истории не потому, что один император взял верх над двумя другими, - справедливо заключил А.З. Манфред. - Современники вели в Аустерлицкой битве решающий поединок нового и старого миров».(19, 98) ) .

Пока европейские монархи приходили в себя после Аустерлица, Наполеон в течение полугода по-хозяйски перекроил карту Центральной Европы. 26 декабря 1805 г в Пресбурге (ныне — Братислава) он продиктовал мирный договор Австрии, отняв у нее Венецию, Истрию, Далмацию, Каттаро, Фриуль, где проживала шестая часть всего населения империи. К лету 1806 г. Наполеон объединил 15 послушных ему германских княжеств в Рейнский союз тут же «избравший» его Наполеона, своим протектором. Этот акт лишил смысла Священную Римскую империю, т. е. верховенство австрийских императоров над раздробленной Германией, существовавшее тысячу лет. Теперь, 6 августа 1806 г., Франц 1 по предложению Наполеона сложил с себя титул властителя Священной Римской империи.

Александр 1 пережил Аустерлиц не только как поражение своей армии и державы, но и как самое сильное за всю его жизнь, после цареубийства 11 марта 1801 г., личное потрясение. Все свидетели его аустерлицкого конфуза стали ему неприятны. Он потерял расположение к М.И. Кутузову, уволил А.А. Чарторыйского и А.Ф. Ланжерона, разжаловал в солдаты (!) вернувшегося из плена Н.Я. Пржибышевского. Изменились к худшему характер и поведение царя. «До того он был кроток, доверчив, ласков, - вспоминал генерал Л.Н. Энгельгардт, - а теперь сделался подозрителен, строг до безмерности, неприступен и не терпел уже, чтобы кто говорил ему правду».(35, 113)

Осень 1806 г. в Европе выдалась не менее тревожной, чем предыдущая. Наполеон, получавший от своих агентов информацию о том, что Россия, Пруссия и Англия сговариваются образовать 4-ю коалицию, насторожился и демонстрировал европейским монархам свою мощь. 15 августа, в день рождения императора, не только во Франции, но и во всех завоеванных ею землях, прошли грандиозные торжества во славу «великой империи». 1 октября прусский двор предъявил Наполеону ультиматум, требуя в течение недели вывести все французские войска из германских земель, даже вассальных по отношению к Франции, за Рейн.

Наполеон, получив ультиматум Пруссии, сам объявил войну Пруссии и устремился в очередной поход, навстречу прусским войскам.

Итак, война между Пруссией и Францией началась, а через неделю, когда еще не все пруссаки узнали о начале войны, она фактически уже кончилась. Почти все вооруженные силы Пруссии были разгромлены в один и тот же день, 14 октября, сразу в двух генеральных сражениях под Иеной самим Наполеоном и при Ауэрштедте маршалом Л.Н. Даву. 27 октября Наполеон вступил в Берлин. Он наложил на Пруссию тяжелейшую контрибуцию в 100 млн. франков, лично себе взял в добычу и отослал на хранение в Париж шпагу Фридриха Великого.

В поверженном Берлине 21 ноября 1806 г. Наполеон подписал знаменитый декрет о континентальной блокаде. Он решил задушить Англию экономически, взять ее, как крепость, осадой. Его декрет объявлял Британские острова блокированными и запрещал всем странам, зависимым от Франции какие бы то ни было, даже почтовые, сношения с Англией.

Континентальная блокада отныне стала главной идеей внешней политики Наполеона. Эта идея толкнет его на завоевание Испании и Португалии, а затем приведет в Москву. Ей с 21 ноября 1806 г. он подчинил все прочие, даже самые выигрышные для Франции внешнеполитические идеи, включая мысль о союзе с Россией. Итак, Англия вновь оказалась под угрозой гибели, и опять, как и в 1805 г., на помощь ей пришла Россия. Собственно Александр 1 спешил помочь не столько своему английскому кредитору, сколько прусскому другу. В тот же день был отправлен на помощь Пруссии 60-тысячный корпус Л.Л. Беннигсена, а следом за ним - другой 40-тысячный Ф.Ф. Буксгевдена. Оба корпуса были уже за границей, когда Александр 1 решил, наконец, кого назначить главнокомандующим. В конце концов, Александр склонился к мнению двора поручить главное командование самому популярному из сохранившихся екатерининских полководцев соратников Румянцева и Суворова. Таковым был признан генерал-фельдмаршал Михаил Федотович Каменский.

Перейти на страницу: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13