Проблема отбора содержания экспериментальных уроков

Царь и царица, Елизавета Алексеевна, приняли Каменского как спасителя и напутствовали его «на святое дело» борьбы с Наполеоном. Вслед за тем Александр 1 предписал Синоду, чтобы по всем российским церквам возглашалась анафема Наполеону как антихристу, «твари, совестью сожженной и достойной презрения».

Наполеон, узнав о наступлении русских войск, по своему обыкновению стремительно пошел им навстречу и успел занять Варшаву. Новая война между Россией и Францией запылала теперь на польских землях. «В Польше не четыре, а пять стихий, - досадовал Наполеон. - Пятая стихия грязь». Эта «пятая стихия» лишила Наполеона его важного козыря - быстроты маневра. Война приняла позиционный характер, и в такой войне неожиданно проявил себя с лучшей стороны Леонтий Леонтьевич Беннигсен, барон, генерал от кавалерии, один из главных убийц Павла 1.

Беннигсен отказался выполнять приказ Каменского об отступлении в Россию и продолжал боевые действия. Фигурально говоря, он сыграл в ничью 26 декабря 1806 г. при Пултуске с лучшим из маршалов Наполеона Ж. Ланном, а 8 февраля 1807 г. под Прейсиш-Эйлау – с самим Наполеоном, причём на этот раз даже уступая противнику численно. Разумеется, и в то, и в другом случае Беннигсен рапортовал в Петербург царю о своей победе. Благодарный Александр после Пултуска назначил его главнокомандующим, а за Эйлау пожаловал ему высший орден Российской империи - св. Андрея Первозванного - и пожизненную пенсию в 12 тыс. рублей.

Наполеон понимал, что при Эйлау он не смог добиться победы, хотя и удержал за собой поле битвы. В Париже (как и в Петербурге) служили благодарственный молебен по случаю эйлауской победы, а Наполеон, досадуя и на «пятую стихию» Польши, и на стойкость русских солдат, вынужден был признать войну непозволительно затянувшейся и начал готовиться к летней кампании.(31,201)

19 июня Наполеон подошел к Неману и встал у Тильзита на границе Российской империи. Остатки русских войск за Неманом были деморализованы. Выход был только один. 22 июня Александр послал к Наполеону одного из «екатерининских орлов» штурмовавшего в 1790 г. под начальством Суворова Измаил, кн. Д.И. Лобанова-Ростовского с предложением и полномочиями заключить перемирие. Вся главная квартира напряглась в мучительном ожидании: как отнесется к этому «двурогатый» антихрист, захочет ли он мириться? Наполеон против всех ожиданий утвердил акт перемирия в тот же день, подчеркнув, что желает не только мира, но и союза с Россией. Лобанов-Ростовский доставил подписанный Наполеоном акт Александру и был тотчас вновь отправлен к Наполеону, чтобы передать ему заверение царя: «Союз Франции с Россией постоянно был предметом моих желаний».

Русско-французские переговоры начались немедленно. Наполеон поручил вести их Ш.М. Талейрану. Александр же в помощь Лобанову-Ростовскому отрядил еще одного «екатерининского орла», кн. А.Б. Куракина, желая показать Наполеону, что теперь он выставляет не каких-то молокососов, вроде П.П. Долгорукова и П.Я. Убри как ранее, а зрелых государственных мужей из славного прошлого России. Впрочем, Наполеон решил иметь дело не с царскими уполномоченными, а с самим царем. 24 июня он предложил Александру личное свидание на следующий же день. Александр, разумеется, согласился. Чтобы ему не пришлось ехать на занятый французами левый берег Немана, а Наполеону - на русский, правый, государи договорились встретиться посредине реки на плоту.

Утром 25 июня оба императора - Наполеон с тильзитского берега, Александр с противоположного, каждый со свитой, - одновременно вступили в лодки и поплыли к плоту. Наполеон, верный своей привычке опережать всех и вся, первым взошел на плот и встретил Александра, когда тот выходил из своей лодка посмотрели друг на друга, императоры в обоюдном порыве чувств обнялись. Очевидцы запомнили первые слова Александра Наполеону: «Государь, я ненавижу англичан так же, как и Вы!» «В таком случае, — отвечал Наполеон, улыбаясь — все будет улажено, и мир упрочен». Бывшие враги, расточая улыбки друг другу, прошли в главный павильон и оставались там с глазу на глаз около двух часов.(5,165)

Наполеон сразу предложил Александру вести переговоры без свидетелей: «Пусть я буду вашим секретарем, а вы - моим». Дипломатам доверялась лишь чисто техническая сторона дела. Предложение Александра привлечь к переговорам прусского короля Наполеон отверг по-солдатски цинично: «Я часто спал вдвоем, но втроем — никогда». Впрочем, самому Александру Наполеон старался понравиться не меньше чем Александр — Наполеону. Договорились, что Александр завтра же переселится из правобережной «дыры» Амт-Баублен в Тильзит и займет тот самый дом, где он жил до Фридланда. Город на время переговоров решили объявить нейтральным, чтобы не показалось кому-либо, что Александр приехал… в плен к Наполеону.

Перейти на страницу: 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14