Обучение и игра

Игра, которая по меткому выражению известного психолога Д. Эльконина, раньше оставалась за порогом школы, наконец, прорвалась в школьную дверь и меняет детские игры?

Дмитрий Кавтарадзе говорит о том, что – Homo Ludens – Человек играющий – может и должен жить в каждом из нас, помогая находить себя в разных спектаклях жизни и переживать через игры с природой и другими людьми, радость открытия своего Я в бесконечно меняющемся мире.

Активными методами обучения являются ролевые, имитационные игры и называются так потому, что позволяют погрузить обучающихся в активное контролируемое общение, где они проявляют свою сущность и могут взаимодействовать с другими людьми.

Привлекательность и распространение игр поражает воображение. Значение многих игр неожиданно обретает невероятный масштаб и не позволяет игнорировать их социально-психологическое значение [8].

Существуют разные определения игры:

· Игра – вид непродуктивной деятельности, мотив которой заключается не в её результатах, а в самом процессе.

· Игра – самостоятельная социальная структура, подразумевающая состязание между двумя или более противоборствующими сторонами, а также ограниченная процедурами и правилами с целью достижения победы одной из сторон.

· Игра как таковая – это не игровое оборудование, а формально организованная система соперничества её участников.

Вспомним многообразие определений к слову «игра»: спортивная, музыкальная, актерская, военная, воображения, шахматная, математическая, логопедическая, природы, без правил, втёмную, и т.д.

С образовательной точки зрения игры – это способ группового диалогичного исследования возможной действительности в контексте личностных интересов [8].

Хорошо известны игры, прошедшие испытание веками и заслужившие уважительную оценку: шахматы, абак, шашки, го, нарды, подвижные спортивные и народные игры. Как правильно относится к детским играм, может быть, полезнее меньше играть и больше работать?

Но, чтобы не спешить с категоричным ответом мы обратимся к педагогам, занимающимся проблемами детства.

А.С. Макаренко писал: «У ребёнка есть страсть к игре, и надо её удовлетворять. Надо не только дать ему время поиграть, но надо пропитать этой игрой всю его жизнь. Вся его жизнь – это игра» [25]. Ещё почтительнее объясняет интерес детей к игре К.Д. Ушинский он считает, что игра – действительность, и действительность, гораздо более интересная, чем та, что его окружает. Интереснее она для ребёнка именно потому, что понятнее; а понятнее она ему потому, что отчасти есть его собственное создание. В игре дитя живёт, и следы этой жизни глубже остаются в нем, чем следы действительной жизни, в которую он не мог ещё войти по сложности её явлений и интересов. В действительной жизни дитя не более, как дитя, существо, не имеющее ещё никакой самостоятельности, слепо и беззаботно увлекаемое течением жизни; в игре же дитя, уже зреющий человек, пробует свои силы и самостоятельно распоряжается своими же созданиями [30; с. 50].

По прошествии более века этот взгляд удивительно контрастирует с миром электронной реальности нынешнего поколения. Речь идет о принципиально разных играх.

В чем их существенные различия?

Разделим игры на две группы: одни – уводят от реальности, другие – помогают адаптироваться к ней. Образование имеет дело только со вторыми: игровыми моделями, обучающими адаптации к окружающей среде.

В лучших образовательных играх человеческие страсти бурлят в полной мере. Более того, в имитационных играх используется эмоциональное возбуждение, а создатели игр стараются продумывать и выверять игровую драматургию, заведомо учитывая эти чувства. Природа «игрового интереса» ещё очень мало изучена. Ю.В. Геронимус выделяет такие факторы, способствующие возникновению игрового интереса:

· если игра ролевая, то удовольствие от процесса перевоплощения в роль;

Перейти на страницу: 1 2