Взгляды зарубежных исследователей

Феномен детской игры изучен исследователями довольно широко и разносторонне, как в отечественных разработках, так и за рубежом.

А. Фромм, одни из ведущих специалистов США в области детской психологии, педиатрии, психиатрии, в книге: «Азбука для родителей» (33) пишет о значимости игры в жизни ребенка, говоря о том, что точно так же как взрослый человек должен работать, ребенку необходимо играть.

Характерной особенностью подавляющего большинства психологических теорий, распространенных на Западе, является, как уже ранее отмечалось биологизация человеческой психики, отрицание качественно нового типа психического развития на стадии человека. В понимании игры этот выражается двояко. С одной стороны, игра рассматривается как деятельность, в равной мере присущая животным и человеку. Здесь выделяются два традиционных направления. Первое из них развивалось под влиянием теории К. Гросса (2), в которой основным является положение об игре как предварительном упражнении будущих функций. С теми или иными модификациями такой взгляд на игру характерен и для В. Штерна (3), К. Бюлера (4) и ряда их современных последователей. Второе традиционное направление связано с теорией Ф. Бойтендайка, понимающего игру как выражение ряда особенностей детского возраста, как проявление некоторых исходных влечений, например влечения к освобождению, к слиянию, общности с окружающим и тенденции к повторению. Собственно этим исходным позициям забавы котенка с клубком ниток, борьба молодых животных, лепет ребенка, постукивание ложкой по тарелке, игра – явление одного порядка. Все они характеризуются как игра.

Современные зарубежные исследователи зачастую электрически объединяют положения этих двух направлений, тогда игра рассматривается, например, как «разносторонний» вид исследования («Что я могу делать с этим объектом?»), отличный от «специфического» исследования («Что может делать этот объект?») (5,6). В других случаях подчеркивается, что игровое манипулирование предметами и словами характеризуется эмоциональным удовольствием, поэтому уменьшает влияние неуспеха на действия играющего: предоставляя возможности для сочетания предметов и действий в необычной последовательности, оно ведет к лучшему познанию этих предметов и свойств. Благодаря всем этим особенностям предварительное манипулирование в игровой форме является более эффективным для решения ребенком той или иной проблемной ситуации, чем другие виды знакомства с ней. Таким образом, игра не создает ничего нового. Она выступает как средство, облегчающее решение ребенком частных проблем, тем самым лишь способствует реализации того, что у ребенка уже имеется.

С другой стороны, игра понимается как специфическая деятельность, связанная с развитием психики человека. Однако само это развитие трактуется как следствие борьбы между врожденными влечениями и потребностями ребенка и социальными влияниями, направленными на подавление этих потребностей и влечений. Так, у З. Фрейда (7), и особенно у его последователей и продолжателей, (Г. Гуг-Гельмут, М. Клейн и др.), игра – один из способов выхода либидозной энергии наряду с творчеством, сновидениями, описками и т.д. Ребенок в символической форме разыгрывает травмирующую его ситуацию, снимая тем самым напряжение, появившееся в результате конфликта его внутренних, агрессивных, сексуальных в своей основе влечений с барьерами, которые ставит общество на пути выхода этих инстинктов. Современные последователи психоанализа (А. Фрейд (8), Р.К. Эйфманн (9) и др.) рассматривают игру как проекцию трех трудностей и конфликтов, которые существуют в реальной жизни ребенка, в его взаимоотношениях с близкими взрослыми. Путем символического разыгрывания травмирующих ситуаций ребенок может успешно преодолеть реальные конфликты. Таким образом, игра рассматривается как способ, обеспечивающий успешную адаптацию ребенка к социальному миру, но не обуславливающий качественных изменений в психике.

Перейти на страницу: 1 2