Отношения в неполной, проблемной семье

Таким образом, семья, не сумевшая дать ребенку роди­тельской любви, заботы, душевного контакта, ощущения защищенности, устойчивости и гармоничности отношений, приводит к самой разнообразной психической и личност­ной патологии в будущем, которая, в свою очередь, явля­ется предпосылкой употребления психотропных веществ[2].

Отчужденность детей от родителей, их безнадзорность, неумение почувствовать радость от хорошо выполненной работы приводят к невосприимчивости мира духовных цен­ностей, нравственных идеалов, признанных обществом.

В семье, отягощенной алкогольной зависимостью, ребе­нок постоянно ощущает недостаток внимания к себе. Дей­ствительно, мать, поглощенная мыслями о пьянстве мужа, отдающая всю свою энергию на сокрытие секрета семьи, на решение финансовых проблем, на хозяйственные домаш­ние дела, редко имеет время и силы заняться ребенком. В лучшем случае, она следит за тем, чтобы сын или дочь были сыты, одеты, учили уроки, но ей некогда вникать в их проблемы, заняться вместе с детьми чем-то интересным, пойти с ними на прогулку, поиграть, повеселиться, просто посидеть и поговорить. В худшем случае, отсутствие заботы и внимания к ребенку становится стилем воспита­ния. Тогда вместо поддержки и доброжелательного интере­са к себе со стороны родителей дети встречают либо раз­дражение, гнев («Ты все делаешь не так!»), либо равно­душное, незаинтересованное отношение («Хватит, иди отсюда, ты мне надоел»). Всё это порождает у ребенка ощу­щение своей ненужности, он чувствует себя отвергаемым, нежеланным. У многих детей появляется навязчивый страх быть брошенным.

Страстное желание чувствовать заботу о себе, любовь родителей, оставаясь неудовлетворенным, порождает душев­ную ущербность ребенка. Маленькие дети часто начинают думать, что это они явились причиной всех бед в семье. Ста­новясь старше, ребенок рассуждает примерно так: «Если бы не я, маме не пришлось бы столько работать, она не была бы такой усталой и измученной. Она вообще могла бы ра­зойтись с отцом и жить себе сама, хорошо и спокойно, ведь сколько раз она говорила папе, что терпит все это ради се­мьи, чтобы у ребенка был отец». Так появляется чувство вины, неловкости за свое существование вообще. Дети мо­гут испытывать вину как за пьянство отца, так и за двой­ственность своих чувств к нему — за смешанность любви и ненависти.

Пытаясь как-то найти выход из ситуации, ребенок дума­ет: «Если бы я лучше учился, хорошо себя вел, то мама с папой меньше ругались бы между собой, тогда папа, навер­но, перестал бы пить и, все было бы хорошо». Некоторые дети, действительно, начинают изо всех сил стараться за­служить похвалу родителей. Они хорошо учатся, выполняют работу по хозяйству, заботятся о себе и о младших братьях и сестрах. По сути, такой ребенок берет на себя не свойствен­ные его возрасту функции взрослого человека. Однако, видя, что все это никак не влияет на алкоголизм отца и даже не вызывает искренней признательности со стороны матери, ребенок испытывает горькое чувство крушения надежд. На самом деле, мать очень рада, что ребенок растет хорошим, она благодарна ему, но не умеет прямо и открыто выразить свои чувства — похвалить, обнять, поцеловать, — ведь ее чувства «заморожены». Наоборот, свыкшись с тем, что в ее жизни все плохо, она начинает указывать на недостатки в работе сына или дочери. Ребенок же чувствует себя раздав­ленным, опустошенным и ничтожным. Дети, с которыми обращаются так, будто они «ничто», начинают и сами себя воспринимать также. Ведь ребенок относится к себе так, как относятся к нему его близкие ему люди. Укоренившее­ся в сознании чувство вины, хроническая неудовлетворен­ность психологических (а то и материальных) потребнос­тей, ощущение заброшенности, стыд за своего отца, кото­рый ребенок переносит на себя, — все это создает условия для формирования заниженной самооценки, неприятия образа «Я».

Перейти на страницу: 1 2 3 4