Идеал красоты у горцев Северного Кавказа

Проявляя любовь к окружающей природе и стремлении воспитывать ре­бенка с помощью ее красоты, родители, при выборе имени обращались к названиям небесных светил: "Зухра", "Джулдуз" (Звезда), "Айджаякъ" (Луноликая), названиям растительного и животного мира: "Гогка" ("Цветок"), "Марал" ("Лань"), "Къундуз" ("Куница"), названиям драго­ценных камней, металлов: "Алтын" ("Золотая"), "Азлтынкъыз" ("Золотая девушка), "Алтынчач" ("Златовласая"). Такие имена, также соответство­вали представлениям горцев о женской красоте. Природа гор подсказы­вала им, какой должна быть женская красота, сравнивали ее с прелестны­ми горными цветами, лучезарными небесными светилами. Такие имена, как "Аслан" ("Лев"), "Къаблан" ("Тигр"), "Айю" ("Медведь"), "Кегорчюн" ("Голубка") и др. обязывали детей быть бесстрашными, храбрыми, верными, ласковыми, а также прививали чувство любви ко всему прекрасному, что создала природа.

С древнейших времен природа с ее вечно обновляющейся красотой, за­гадками и тайнами отражена в мифах, полных поэтических образов. Уст­ное поэтическое творчество изобилует описаниями величественно - пре­красной северокавказской природы: высокие горы, глубокие ущелья, без­брежные дремучие леса, отвесные скалы, тихие, словно уснувшие голу­бые озера, стремительные бурные реки. Описание природы в устном по­этическом творчестве раскрывает торжественность изображаемой карти­ны, величие поступка героя, неотразимую красоту героини и др. Природ­ные явления в горском фольклоре выступали в качестве параллели или аналогии с жизнью человека, общества. Такие параллели помогали глуб­же воспринимать красоту и природы, и человеческих отношений. Гор­дость и независимость орла, нежность и чистота лебедя, комичность ин­дюка, верность и стремительность коня, хитрость лисы, беззащитность ягненка, трусость зайца - все это в своем нравственно - эстетическом значении имело вполне определенный человеческий смысл. Так, со львом сравнивали бесстрашного и сильного воина, о нарте Ерюзмеке говорится, что он "имеет львиную душу" ("аслан келлю"). С медведем сравнивают сильного и храброго, но неповоротливого человека. Трусу советуют съесть медвежье сердце, чтобы обрести храбрость. С конем сравнивают человека непобедимого, решительного и имеющего красивый стан. Соба­ке приписывается верность и ум. Таким образом, все эти образы имели нравственно эстетический смысл, качества присущие людям.

О влиянии красот кавказской природы на духовно- эстетическое разви­тие горцев указывали путешественники первой половины ХIХ в.:

"Природа, дав горцу крепость и гибкость в теле, не отказала ему в свойствах души, приемлющих и сохраняющих добрые впечатления, она сделала его обладателем прекраснейшей страны, где благотворное небо, плодови­тая почва и близость моря представляет все средства к удовлетворению потребностей и даже прихотей, где чудные картины природы возносят думы всякого созерцателя выше земных благ"[1,280].

Природа становилась основой искусства орнамента. Типичные черты местности, флоры и фауны родного края накладывали отпечаток на все декоративно прикладное искусство народа. Прекрасное в природе нахо­дило отражение в народном быту, домашней утвари, национальных кос­тюмах, войлочном промысле, вышивках, орнаментах, где чудно сплета­лись в рисунках и ярком колорите цветов мотивы родной природы.

Всеобщая гармония, царящая в природе Кавказа, накладывала отпеча­ток на всю народную педагогику горцев. Педагогические знания парода находились в тесной связи с житейской философией и моралью, с пред­ставлением народа о красоте. Особенность природы, в которой протекала жизнь горцев, влияла на формирование черт народной педагогики и педа­гогического опыта масс. Чарующая природа, в окружении которой росли дети, красота, гармония, обилие света, цвета, звуков не оставляла никого равнодушным к прекрасному, светлому, возвышенному. Любовь к род­ной природе, чувство восхищения и гордости за нее, делали детей, всех жителей гор лучше, чище, выше.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6