Игра как психолого-педагогический метод развития коммуникативных навыков дошкольника

Социальная некомпетентность оборачивается серьезными расстройствами психики.

Ребенок не может обойтись без сверстников, но его общение с ними без помощи взрослых почти всегда оказывается малоуспешным. Конечно, самые первые уроки общения даются в семье, но этим нельзя ограничиваться. Иногда во взаимоотношения с другими детьми необходимо вмешиваться напрямую: ребенка нужно учить, как достойно выходить из конфликтной ситуации, мириться, различать допустимое и недопустимое воздействие на агрессивного сверстника. Неподготовленность наших детей к социальным коллизиям, впервые возникающим перед ними, очевидна.

В статье Ремизовой «Общение ребенка со сверстниками в дошкольном возрасте» описывается ситуация, когда один 6-летний мальчик, постоянно терроризируемый детьми постарше на игровой площадке, все пытался найти способ гасить их враждебность: демонстрировал свою ловкость, уступал их требованиям уйти и не мешать, отдавал им свои конфеты – ничего не помогало. Однажды он вернулся домой окрыленным – ему показалось, что он нашел это волшебное средство: «Мама, я сказал им, что скоро иду в первый класс, и они меня почти не обижали». Он и позже пытался гасить так агрессивность сверстников, пока не осознал, что у каждого агрессора свои мотивы и в каждом случае нужен свой подход.

Детская компания – довольно жестокое сообщество. Неспособный вписаться в группу – безжалостно изгоняется. Не всегда в этом его вина – работают пока малопонятные науке механизмы взаимных симпатий и антипатий»[22]. Трудно вывести закономерность, почему одни дети чрезвычайно притягательны для ровесников, а другие, ничем их не хуже, – нет. Психологи полагают, что в основе избирательности – способность популярных детей максимально удовлетворять потребность ровесников в общении.

«Как показывает опыт, достаточно серии несложных занятий, в которых взрослый выделяет в отвергаемом ребенке положительные черты, чтобы дети постепенно приняли его в свой круг. Гуляя с маленьким сыном в скверике, куда приводили на прогулку детей из ближайшего детского сада, среди копошащихся в песочнице малышей я каждый раз замечала очаровательную чернокожую девочку: она, нахохлившись, сидела в сторонке и непрерывно беззвучно плакала. Детям она была просто непонятна и неинтересна, так как плохо говорила по-русски, и они ее как бы не замечали. Молоденькая воспитательница время от времени с упреком обращалась к ней: "Нора, ну что ты все время плачешь, иди поиграй". Нора продолжала плакать.

Но вот уже зимой детей на прогулку вывела немолодая нянечка. Ей явно не давало покоя грустное уединение Норы. Она не стала ее утешать, а взяла за ручку и водила по площадке, приговаривая: "Вот мы с Норочкой Сереже шарф поправим, а Диме скажем, чтобы снег не ел, скажи "снег", Нора". "Шнек", – повторила девочка. Нянечка всплеснула руками, собрала всех в круг и сказала: "Дети, наша Нора выучила новое русское слово – "снег", давайте мы ей похлопаем, какая она у нас умница". Дети хлопали, с удивлением и интересом оглядываясь на Нору. Через несколько дней ее было не узнать. Она с визгом носилась со всеми по площадке, быстро перенимала новые русские слова и не испытывала недостатка в товарищах по играм»[23]. Таким образом, используя метод социальной терапии, ребенок был включен в сообщество.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8