Авторитарная и гуманная педагогика

Когда маленький ребенок уже понял, что жадный человек - это плохой человек, злой - тоже плохой человек, он старается быть не жадным и не злым. А когда он, например играя в шахматы, проигрывает, он понимает, что у него получается хуже, чем у другого. Он переживает, и для его неокрепшей нервной системы это огромный стресс, огромное напряжение, внутренний конфликт. Для ребенка со слабой нервной системой это равносильно концу света. Если ребенок очень часто вынужден сравнивать себя с кем-то, то для него это - постоянная трагедия. Это чувство закладывает в сознание установку - либо признание, либо позор. Позиция американского психолога Джеймса, высказанная в конце 19 в. следующая. Он говорил, что нельзя сравнивать одного ребенка с другим. А почему, как вы думаете" Оказывается, мы все от природы разные, всем даны разные способности, а дается всем одинаковая установка, быть успешными любой ценой именно здесь и сейчас. Конкурентная позиция рождает злобу, мстительность, желание унизить другого, а возвысить себя. Тем самым конкурентная позиция способствует безнравственному поведению. Закладывая такую позицию, мы ставим человека в ситуацию естественного отбора. Выживает сильный, а слабый гибнет. (Чайковского, например, мы имеем благодаря тому, что близкие люди постоянно создавали вокруг него щадящую обстановку. Он был человеком со слабым типом нервной системы. Та психологическая травма, которую он пережил, перевернула всю его жизнь.) Эмоциональные и интеллектуальные перегрузки ставят под угрозу психическое здоровье ребенка. Например, именно перегрузки подобного рода провоцируют такое заболевание, как шизофрения. Хотя шизофрения наследственное заболевание, однако оно не проявится, если не будет внутреннего конфликта или перегрузок эмоционального характера. В одной из школ нашего города проводились исследования. В классе дети были поделены на интеллектуалов и тех, кого обычно переводят в класс коррекции. Интеллектуалы сидели на первом ряду, а дети группы коррекции - на втором. Учитель давал разные задания каждой из групп. А когда спросили у учителя - "Чем заканчивается каждый день в школе этих детей"? - то она ответила, что группа коррекции била интеллектуалов. В результате, что мы имеем в жизни" Именно те, кто изначально был ограничен в возможности восприятия знаний, духовности и культуры, начинают развиваться своим путем, и движущей силой их развития становится ненависть, злоба и зависть. Ну, а теперь давайте поговорим о том, как в музыкальной школе ребенок получает нравственное воспитание у педагогов с той или иной направленностью педагогического мышления. Приходит ребенок в музыкальную школу и начинает обучаться игре на каком-либо музыкальном инструменте. Зададимся вопросом, что происходит в сознании ребенка, когда его учат по старинке, то есть строго по программе: сначала его заставляют вытвердить названия клавиш, нотные обозначения и овладеть простейшими игровыми навыками, а затем - разыгрывать, развивать его технические возможности. Некоторые дети, будут ли они заниматься не долго и бросят обучение, или пройдут длинный путь музыкальной муштры - в результате таких уроков разлюбят, а то и возненавидят музыку, которая поначалу их так к себе привлекала.

И вина здесь часто, слишком часто, лежит на педагоге. Цитирую Л. Баренбойма: "Ребенок, любящий петь и подбирать песенки на инструменте, поступает в музыкальную школу (Баренбойм Л., 1969). Проходят годы. И вот на очередном экзамене он "бойко", "крепко", "активно" играет несколько пьес. В экзаменационной ведомости проставляется высокая оценка. Слушателям неведомо, что ученик потерял интерес (тот самый живой интерес) к музыке, перестал любить ее. Знает это лишь тот, кто учит ребенка, но толи не придает этому значение, толи надеется, что со временем все наладится само собой. Когда же мы, наконец, поймем, что перед нами педагогический брак! И что содеян он - пользуясь давним выражением Б.В. Асафьева - "обучателем" игры на фортепиано, скрипке, хорового пения и т. д. "Обучателем" навыкам ремесла, а не педагогом-музыкантом".

Музыкальное воспитание детей, именно воспитание, приносят в жертву ранней специализации: так педагог музыки превращается в "обучателя" игры на инструменте.

Г. Нейгауз, например, говорил о том, что учитель игры на любом инструменте должен быть, прежде всего, учителем музыки, т. е. разъяснителем и толкователем (Нейгауз Г., 1987).

Перейти на страницу: 1 2