Психологическая обстановка в полной семье.

В раннем возрасте ребенок воспринимает отношение к

нему взрослого как оценку своего поведения, оценку себя в целом. Ребенок не может еще понять, что

плохое или рав­нодушное отношение взрослого может быть вызвано раз­личными причинами, он воспринимает такое отношение как оценку своей личности. Постоянная невозможность удов­летворения потребности ребенка в положительной оценке со стороны взрослого вызывает тяжелое эмоциональное со­стояние неудовлетворенности, чувство эмоционального не­благополучия.

При отсутствии психолого-педагогической помощи сня­тие отрицательных переживаний происходит за счет иска­жения представлений ребенка о своем поведении. Он стано­вится «непроницаем» для любых отрицательных (как спра­ведливых, так и несправедливых) оценок взрослого. Это является одним из способов избежать болезненных сомне­ний в отношении самооценки.

Как отмечал В.А. Сухомлинский[1], ребенок, переживший в раннем детстве обиду, несправедливость, становится бо­лезненно восприимчив к малейшим проявлениям неспра­ведливости, равнодушия. Каждое столкновение с обидой, неправдой вновь и вновь уязвляет детское сердце, и ребе­нок видит зло даже там, где его нет. Иными словами, не­удовлетворенность значимых для человека потребностей приводит к искаженному восприятию отношений к нему окружающих. Тогда ребенок все больше замыкается в себе, противопоставляя настоящему и кажущемуся злу то, что он способен противопоставить, — непослушание, строптивость, резкость и грубость, своеволие, желание делать все не так, как требуют взрослые, чтобы напомнить о себе, заявить людям о своем праве на внимание.

На попытки педагога установить контакт такой ребенок отвечает недоверием, поскольку часто он внутренне убежден во враждебности к нему со стороны окружающих, в том, что слова воспитателя лживы, что он стремится его обма­нуть, ввести в заблуждение, как бы усыпить его бдитель­ность. Поэтому нередко бывает так, что даже опытный, чут­кий педагог не всегда может быстро вступить в контакт с

таким ребенком, завоевать его расположение. На заботу, доброту, ласку ребенок отвечает недоверием, а то и гру­бым, вызывающим поведением.

Конечно, в каждой семье есть свои нюансы, сложности и проблемы. Попытка все это схематизировать и дать точную классификацию типов воспитания детей, куда бы «вписа­лась» любая конкретная семья, вряд ли осуществима. Лю­бой конкретный случай всегда индивидуален, как и каж­дый человек с его субъективностью и неповторимостью. Однако можно определить основные параметры воспитатель­ных воздействий, различные сочетания которых составляют типы семейного воспитания.

Здесь будут рас­смотрены лишь два, на мой взгляд, основных параметра семейного воспитания. Это, во-первых, внимание к детям: степень контроля за ними, руководство их поведением; и во-вторых, эмоциональное отношение к ребенку: степень душевного контакта с сыном или дочерью, нежность, лас­ковость в обращении с ним.

Гиперпротекция

Повышенная опека ребенка, лишение его самостоятель­ности, чрезмерный контроль за поведением — все это ха­рактеризует воспитание по типу гиперпротекции. Когда ро­дители, боясь «дурного влияния», сами выбирают друзей сыну или дочери, организуют досуг своего ребенка, насильно навязывают свои взгляды, вкусы, интересы, нормы поведе­ния — это доминирующая гиперпротекция. Часто такой тип воспитания встречается в авторитарных семьях, где детей приучают безоговорочно подчиняться родителям или одно­му из взрослых членов семьи, волю которого исполняют все остальные. Эмоциональные отношения здесь обычно сдер­жанные. У детей нет глубокого душевного контакта с отцом и матерью, поскольку постоянная строгость родителей, их контроль и подавление инициативы ребенка мешают есте­ственному развитию детской привязанности и формируют только уважение и страх.

Перейти на страницу: 1 2 3 4